Всі публікації цього блогу є моїми особистими думками, які я вирішив оприлюднити з тих чи інших причин.
Ні в якому разі жодна публікація не є поширенням інформації. Жодна з публікацій не є ангажованою будь-ким. Жодна з публікацій не є інспірованою моїми приватними неприязними почуттями до будь-якої особи - якщо, шановний читачу, вам здасться, що воно не так, напишіть мені про це. Я пишу тут лише те, в чому переконаний особисто. Я не претендую на істину в останній інстанції і залишаю за собою право на помилку, а також право на визнання цієї помилки, її виправлення, або впертого обстоювання.

22 березня 2016 р.

Финал спектакля "Следствие по 2 мая"


Спектакль под названием “расследование одесских событий 2 мая 2014 года”, поставленный по сценарию Генеральной прокуратуры и Главного следственного управления МВД Украины, стремительно приближается к финалу. Уже в течение этого месяца ряд подсудимых может выйти на свободу. И прежде всего - гражданин Российской Федерации Евгений Мефедов. Обвинение оказалось неспособно предъявить суду хоть какие-то доказательства его участия во вменяемом ему преступлении (все подсудимые обвиняются по ч.2 ст 294 УК Украины - организация массовых беспорядков, повлекших за собой тяжкие последствия). Заметим, что ведущая с 12 мая 2014 года независимое расследование “Группа 2 мая” также не обнаружила прямых доказательств участия Мефедова в организации нападения “Одесской дружины” на марш болельщиков. Ситуация ныне такова, что все обвиняемые, в том числе и Сергей Долженков, руководивший нападающими, могут быть оправданы и отпущены в зале суда.


О том, что дело будет не по зубам отечественному следствию, журналисты говорили еще в июне 2014 года. Встречаясь с многочисленными миссиями Европейского Совета, ООН, конгрессменами США и представителями правозащитных организаций, “Группа 2 мая” обращала их внимание на недостаточный опыт украинских правоохранителей, на отсутствие правовой практики в сфере массовых беспорядков. Нам обещали помощь, в том числе и экспертами. “Пусть украинские власти обратятся к нам официально, и мы пришлем экспертов, консультантов”, - говорили они. Но ни Министерство внутренних дел, ни Генеральная прокуратура не спешили обращаться за помощью. Власти упорно проявляли нежелание сотрудничать с зарубежными институциями и с общественностью, публиковали откровенно бредовые заявления, идущие во вред международной репутации Украины и внутренней безопасности. И если поначалу можно было списать это на некомпетентность и упрямое желание самоутвердиться, то ныне становится ясно, что единственным желанием руководителей МВД и ГПУ было развалить дело. Судите сами.

2 мая 2014 года несколько сотен боевиков “Одесской дружины” напали на марш болельщиков. В результате, в центре города, на пл. Греческая и  прилегающих кварталах разгорелся уличный бой. Спустя три с половиной часа, силы “Одесской дружины” были полностью разгромлены, часть пророссийских активистов заблокирована в здании торгового центра “Афина”, часть разбежалась. Во время боев погибло 6 человек - четверо со стороны Антимайдана, двое со стороны проукраинских сил. Около 100 человек получили ранения различной степени тяжести. Ряд членов “Одесской дружины” были задержаны.

Большая часть проукраинской стороны и присоединившиеся к ним футбольные болельщики, ушедшие с матча Черноморец-Металлист, отправились на Куликово поле с целью ликвидировать палаточный городок Антимайдана. С крыши и из окон находящегося на Куликовом поле Дома областной федерации профсоюзов по пришедшим был открыт ружейный огонь, с крыши здания и крыльца начали швырять бутылки с зажигательной смесью и камни. Пришедшая на Куликово поле толпа пошла на штурм Дома профсоюзов, также используя зажигательные смеси. Наступающие использовали травматическое оружие с целью пресечь стрельбу из окон, от которой минимум два человека получили тяжелые огнестрельные ранения на площади перед зданием. В результате боя в фойе загорелась баррикада, сложенная защитниками здания. Более 300 человек оказались отрезанными огнем в помещениях Дома профсоюзов. 34 человека погибло в огне и дыме, 8 выпали из окон.

Оба описанных в предыдущих двух абзацах события перекрываются во времени. Противостояние на Греческой площади еще не окончилось к моменту начала штурма здания областной федерации профсоюзов. Расстояние между местами происшествий - около 3 км. Многие лица, принимавшие активное участие в первом эпизоде, в силу ранений, потери организации, задержаний - во втором инциденте не участвовали. Тем не менее, следствие по обоим эпизодам было объединено в одно уголовное дело №42014160500003700 о массовых беспорядках. Согласно ст. 217 УПК Украины, следователи имели право объединить дела, если у них имелось достаточно оснований подозревать, что находящиеся в их руках подозреваемые участвовали в обоих эпизодах. Однако, как показал ход следствия, этих оснований не было. В результате, все находящиеся в настоящий момент на скамье подсудимых обвиняются лишь по первому эпизоду - бою на Греческой площади. А из первоначально возбужденного дела была выделена в отдельное производство за № 12014000000000380 лишь часть. Именно ее передачу в суд с такой помпой огласил Зорян Шкиряк в ноябре 2014 года. Правда, глашатай ведомства Арсена Авакова заявил о полном завершении досудебного следствия, но это - мелочи. Тем более, что вскорости Шкиряк покинул МВД. С него и взятки гладки.

Одновременно, в отдельное производство был выделен эпизод с участием стрелявшего из автоматического оружия Виталия Будько (“Боцман”). Следствие по нему было приостановлено сразу же, ввиду недоступности подозреваемого. Будько объявлен во всеукраинский розыск и превосходно себя чувствовал еще год назад, находясь на территории Приднестровья. В отдельное производство было выделено также дело в отношении активиста Евромайдана Сергея Ходияка, стрелявшего с балкона Центра болгарской культуры. Ему вменяется в вину смерть двоих пострадавших - Евгения Лосинского и Николая Яворского.

Масштабное уголовное дело №42014160500003700  было буквально выпотрошено, значительная часть доказательств из него перешла в дело №12014000000000380, каковое и было передано в суд.  Генеральная прокуратура составила обвинительный акт по ч.2 ст. 294 УК Украины в отношении Долженкова и простым “копировать-вставить” размножила его на 21 обвиняемого, невзирая на явные нестыковки. К примеру, задержанный в Доме профсоюзов Мефедов никак не мог “захватывать торговый центр “Афина” и оказывать там сопротивление работникам правоохранительных органов”. Задержанный 6 мая на квартире Долженков также никоим образом не мог участвовать в захвате ТЦ “Афина”, поскольку получил ранение на Греческой площади и был госпитализирован в ГКБ №1, где ему оказывали медицинскую помощь. Вся эта чушь на 196 страницах подписана бывшим заместителем начальника Главного следственного управления МВД Украины полковником Н.Б. Рудницким и заместителем начальника 2 отдела процессуального руководства досудебным расследованием и поддержкой государственного обвинения Генеральной прокуратуры Украины прокурором А.Г.Шевченко.

Как нам удалось установить, в деле №12014000000000380 отсутствуют экспертизы установления личности или хотя бы опознания Сергея Долженкова, видео- и фотодоказательства его присутствия на Греческой площади в разгар боев. Даже свидетели, могущие безошибочно опознать обвиняемого Долженкова в маске, не опрошены и их показания отсутствуют в материалах досудебного следствия. Это ставит под сомнение основной аргумент обвинительного акта, что “Капитан Какао” является организатором массовых беспорядков и, соответственно, вменяемую ему ч.2 ст. 294 УК Украины. Все обвинение, как оказалось, базировалось лишь на свидетельстве подсудимого Александра Посьмиченко, который отказался от своих показаний в зале суда.

Более того, государственное обвинение не в силах представить суду даже те доказательства, которые описаны в рассматриваемом деле - они якобы находятся в Киеве в распоряжении Генеральной прокуратуры. Получить их представляющий обвинение в суде прокурор Александр Бабин не в силах уже две недели кряду. Вероятно, они похоронены в недрах ГПУ. Там же, где и российский паспорт Мефедова: “Утерян”, - сообщила Генпрокуратура, стыдливо отводя глазки.

Есть все основания предполагать, что и прочие доказательства по делу постигла такая же участь. Автор этих строк передавал следствию каталогизированный массив видеозаписей, сделанных 2 мая различными операторами, дважды - сначала следственно-оперативной группе Главного следственного управления МВД, потом лично в руки начальнику Управления спецрасследований Генеральной прокуратуры Украины - с предложением легализовать их протоколами допроса. Этих материалов в уголовном деле нет.

Таким образом, убедительными доказательствами того, что Сергей Долженков является организатором массовых беспорядков, а тем более - причинно следственной связи между его действиями и тяжкими последствиями - обвинение на текущий момент не располагает. В случае же с Евгением Мефедовым даже его присутствие на месте вменяемого ему преступления не доказано. Остальным обвиняемым вменить организацию массовых беспорядков также нереально. Если обвинение оставляет в силе квалификацию преступлений, то у суда просто нет выбора - единственным правосудным решением будет освобождение подсудимых за недоказанностью обвинения. По сути - с оправдательным приговором.

А ведь практически с самого начала следственных действий было ясно, что поддержать обвинение по ч.2 ст.294, да еще и в отношении группы лиц - просто нереально. То есть, Генеральная прокуратура, упорствуя в своем желании квалифицировать все преступления по одной статье, за 23 месяца добилась... полного оправдания обвиняемых. Случайно ли?

Случайно ли не опрошены должностные лица правоохранительных органов, принимавшие участие в событиях кровавой майской пятницы, хотя уголовное дело изобилует допросами рядовых правоохранителей и бойцов Национальной гвардии? Тогдашний начальник ГСЧС области Владимир Боделан случайно ли выпал из поля зрения вовсе? Если Генеральная прокуратура и МВД все вышеописанное проделали неумышленно, то им стоит сменить поле деятельности с правоохранительного на зеленое поле рулетки в Лас-Вегасе. Прибыль будет астрономической.

Ни один политик, не только высшего эшелона, но и из одесской обоймы не был ни разу допрошен в связи с делом 2 мая, хотя многие из них так или иначе влияли на ситуацию. И дело вовсе не в том, что они препятствуют следствию. Неоднократно обвиненный чуть ли не в умышленном убийстве пострадавших в Доме профсоюзов Алексей Гончаренко публично заявил о своей готовности дать показания следствию. Вероятно, есть что сказать и Юлии Тимошенко, срочно приехавшей в Одессу через 2 часа после окончания боев. Владимир Немировский, еще полтора года назад давая интервью, не возражал против дачи показаний. Неоднократно бывавший на Куликовом поле до 2 мая Геннадий Труханов безусловно знает тамошнюю ситуацию не по слухам. Он не откажется от сотрудничества со следствием в столь болезненном для Одессы деле.

“Ибо всякий просящий получает, и ищущий находит, и стучащему отворят”, - написано в Евангелии. Однако, следует, все-таки, сначала постучать.




Немає коментарів:

Дописати коментар