Всі публікації цього блогу є моїми особистими думками, які я вирішив оприлюднити з тих чи інших причин.
Ні в якому разі жодна публікація не є поширенням інформації. Жодна з публікацій не є ангажованою будь-ким. Жодна з публікацій не є інспірованою моїми приватними неприязними почуттями до будь-якої особи - якщо, шановний читачу, вам здасться, що воно не так, напишіть мені про це. Я пишу тут лише те, в чому переконаний особисто. Я не претендую на істину в останній інстанції і залишаю за собою право на помилку, а також право на визнання цієї помилки, її виправлення, або впертого обстоювання.

12 лютого 2016 р.

Дело о 2 мая власти решили "слить"

То, что расследование одесских событий 2 мая 2014 года будет трудным, на пределе возможностей украинских правоохранителей, было несложно предсказать сразу. Именно об этом шла речь на встрече экспертно-журналистской комиссии “Группа 2 мая” с помощником Генерального секретаря ООН Иваном Шимоновичем, состоявшейся по горячим следам трагедии. Вскоре, стало понятным и то, что высшие должностные лица МВД и Генпрокуратуры не заинтересованы в расследовании. Громкие заявления Арсена Авакава о привлечении зарубежных специалистов к расследованию оказались ложью - ни МВД, ни другая официальная структура не обращалась ни к одной из авторитетных европейских организаций. Вопрос о привлечении специалистов “Группа 2 мая” поднимала на каждой встрече с высокими представителями ООН, Совета Европы, послами зарубежных стран, ответ был один: к нам никто не обращался, а навязываться суверенной стране мы права не имеем.

Высшие чины МВД и ГПУ с первых дней распускали несоответствующие действительности слухи о мифических гражданах РФ, якобы погибших в Доме профсоюзов, о газах и отравляющих веществах, чем не только сбивали с толку общество, но и наносили серьезный ущерб репутации Украины в мире.


Усилиями МВД и ГПУ расследование по 2 мая было разорвано на части практически сразу - действия милиции расследовало следственное управление Генпрокуратуры, а оставшиеся эпизоды достались Главному следственному управлению МВД Украины. Таким образом, искусственно была уничтожена единая логическая связь между действующими лицами событий. Более того, делом подчиненной Министру внутренних дел Государственной службы по чрезвычайным ситуациям ГПУ побрезговала. В результате, тогдашнему начальнику управления ГСЧС в Одесской области Владимиру Боделану даже не было предъявлено обвинение. Он ходит на свободе, не объявлен в розыск и даже появляется в Одессе. Хотя именно он всячески сдерживал выезд спасателей к Дому профсоюзов, что повлекло за собой смерть 42 человек. А Генеральная прокуратура в итоге родила мышь - тяжкие обвинения предъявлены лишь бывшему начальнику областного УВД Луцюку, да приостановлено дело по его заместителю - полковнику Фучеджи.

На протяжении 20 месяцев Главное следственное  управление МВД Украины мусолило дело о массовых беспорядках, добившись лишь одного - практически все обвиняемые по первой части событий отпущены судом из-под стражи под личные обязательства или залог. Значительное число содержавшихся под стражей по настоянию СБУ были обменены на пленных, некоторые из них сейчас участвуют в войне против Украины. А дело в суде разваливается за недостаточностью доказательств. Расследование же событий на Куликовом поле вообще не имеет ни одного подозреваемого. До сих пор. Тем не менее, Арсен Аваков сокращает следственно-оперативную группу ГСУ МВД до 3 человек. Иначе, чем издевательством над правосудием и здравым смыслом это назвать нельзя.

Об отвратительном состоянии расследования сообщила Международная консультативная группа Совета Европы в докладе, обнародованном 4 ноября 2015 года. Доклад, в котором учтено и мнение “Группы 2 мая”, содержит настоятельные рекомендации по объединению расследования в одних руках - в органе, максимально удаленном от МВД. Таким органом по мнению МКГ, могло бы стать Управление специальных расследований при Генпрокуратуре. Это вполне мотивированное предложение, с которым трудно не согласиться. Коль скоро Генпрокуратура, пользуясь своими неограниченными полномочиями в изменении подследственности, выдернула из уголовного дела о массовых беспорядках все сколько-нибудь значимые материалы для собственного расследования по Петру Луцюку и Дмитрию Фучеджи, то ей и карты в руки.  Дальнейшие события напоминают захватывающую детскую игру “салки”.

Два месяца назад “Группа 2 мая” обращается к Генеральному прокурору Украины Виктору Шокину с требованием передать расследование всего масштабного дела о 2 мая Управлению спецрасследований ГПУ. Обращение ссылалось и на заключение Международной консультативной группы, и на прецедент с расследованием расстрелов на киевском Майдане, которое было передано этому управлению, и на явную неспособность ГСУ МВД расследовать дело силами трех человек.

Генеральная прокуратура, притворяясь Нельсоном, прикладывает подзорную трубу к выбитому глазу и отправляет это обращение… в прокуратуру Одесской области. О чем вежливо извещает обратившихся.

Прокуратура Одесской области, в растерянности оглядев бумагу и понимая, что собственными силами назначить подследственность своему начальству не в силах, пишет паническую бумагу о том, что направило все назад в Генеральную прокуратуру. Ответа на заявление нет до сих пор.

14 января “Группа 2 мая” на брифинге в Украинском кризисном центре заявляет о недоверии МВД и Генеральной прокуратуре в связи с провалом расследования событий 2 мая. В заявлении указаны все промахи правоохранительных структур: зачистка мест происшествия без осуществления следственных действий, исчезновение из поля зрения следствия массы огнестрельного оружия, искусственное сужение круга подозреваемых, пренебрежение общественным мнением и выводами авторитетной комиссии Совета Европы, нарушение права подсудимых на справедливый суд.

15 января заместитель Генерального прокурора Украины Юрий Севрук выносит постановление о передаче досудебного расследования по уголовному делу № 42014160500003700 одесским следователям! “Досудебное расследование указанного криминального производства осуществлялось Главным следственным управлением МВД Украины”, - пишет прокурор. - “Из материалов производства явствует, что местом совершения преступления является территория города Одессы, поэтому досудебное расследование в криминальном производстве должно осуществляться следователями Главного управления Национальной полиции Украины в Одесской области”. Вот как. Через 20 месяцев в Генпрокуратуре наконец определили место совершения преступления и решили, что расследовать должны территориальные органы. Поистине, не только у Фемиды на глазах повязка.

В чем же дело? Почему следствие у начавших следственное действия 2 мая 2014 года одесских милиционеров через три дня отобрали в Главное управление, а нынче вдруг решили вернуть? Ведь тогда передача подследственности мотивировалась значительным резонансом событий. И тем, что местные правоохранители не смогут беспристрастно расследовать дело, в котором замешаны их бывшее начальство, без сомнения - местные политики и чиновники всех рангов. Дело потеряло общественный резонанс? Недавний выход в свет очередного пропагандистского пасквиля о 2 мая французского публициста Поля Морейра опровергает это предположение. Следователи поменялись? Вовсе нет - именно эти следователи проводили первичные следственные действия и передавали материалы сотрудникам следственно-оперативной группы ГСУ МВД. Их фамилии есть в материалах уголовного производства.

Согласитесь, следователю Управления спецрасследований ГПУ или Главного управления МВД проще вызвать на допрос одесского депутата, политика, бизнесмена или чиновника. Обратиться, наконец, в областное управление СБУ и изъять данные мониторинга сотовой связи, допросить наружное наблюдение УБОП, что не было сделано до сих пор. Даже антропометрические экспертизы, которые к стыду Украины, проводятся только киевскими криминалистами, назначать проще из столицы, чем из провинции. И полным издевательством является то, что уголовное дело, возбужденное по факту событий 4 мая, объединили с делом № 42014160500003700. Выдернув из обоих производств перспективные персональные обвинения, фактовые дела превратили в мусор и сунули в Одессу. Причем, сделано это накануне грядущей аттестации Национальной полиции.


В событиях 2 мая 2014 года замешано слишком много влиятельных лиц, и ныне пребывающих на государственной службе, ведущих активную политическую деятельность в Украине, чтобы позволить расследовать это дело до конца. Я уверен, дело о 2 мая пытаются “закрыть” окончательно, а одесские следователи выступают в роли козлов отпущения. Недоверие, высказанное в адрес МВД и Генпрокуратуры имеет под собой все основания. Тонкая штукатурка так называемых реформ скрывает гнилой фасад коррупции и предательства интересов Украины.

Немає коментарів:

Дописати коментар