Всі публікації цього блогу є моїми особистими думками, які я вирішив оприлюднити з тих чи інших причин.
Ні в якому разі жодна публікація не є поширенням інформації. Жодна з публікацій не є ангажованою будь-ким. Жодна з публікацій не є інспірованою моїми приватними неприязними почуттями до будь-якої особи - якщо, шановний читачу, вам здасться, що воно не так, напишіть мені про це. Я пишу тут лише те, в чому переконаний особисто. Я не претендую на істину в останній інстанції і залишаю за собою право на помилку, а також право на визнання цієї помилки, її виправлення, або впертого обстоювання.

13 травня 2015 р.

Маленькие загадки с ужасными разгадками

Сегодня исполнился год с того момента, как я присоединился к журналистско-экспертной “Группе 2 мая” и включился в расследование одесской трагедии. И на протяжении всего этого времени наибольшее удивление и возмущение у меня вызывал непрофессионализм официальных структур: милиции, ГСЧС, руководства города и так далее. Все, кому мы должны были бы доверять, этого доверия не оправдали ни во время событий, ни во время последующего расследования. Причем выяснилось, что этот непрофессионализм носит отнюдь не индивидуальный, а вполне системный характер. Позволю себе привести небольшой частный пример.

Меня до последнего времени поражало упорство бывшего главы ГСЧС В.Боделана, с которым он продолжает утверждать о каких-то нехарактерных для отравления угарным газом позах. Утверждение явно абсурдное, совершенно необъяснимое - ведь Владимир Русланович совсем недавно, во время своего головокружительного взлета от лейтенанта до майора за 2 года службы, сдавал аттестационный экзамен, проходил проверку на соответствие должности и даже умудрился схлопотать выговор от министра. Более того, занимавшиеся расследованием его дела инстанции не упрекнули В.Боделана в явной несуразности показаний. Меня этот факт интриговал давно, но лишь теперь я, кажется,  нашел ему объяснение.


После долгих поисков в сети посчастливилось мне наткнуться на учебник “Криминалистика” под редакцией доктора юридических наук, членкора Академии правовых наук В.Ю.Шепитько (“Право”. Харків, 2008 год). В главе 31 “Розслідування підпалів та інших злочинів, пов’язаних із виникненням пожеж” параграфе 4  “Особливості тактики проведення окремих слідчих дій” я натолкнулся вот на какой пассаж: “Якщо внаслідок пожежі є жертви, необхідно встановити: а) в якому місці виявлено труп; б) позу трупа в момент виявлення (поза «боксера» свідчить про прижиттєвий характер ушкоджень); в) ушкодження на трупі (від високої температури, вогнестрільної рани; ушкодження, за­подіяні внаслідок обвалу будівлі тощо); г) стан одягу та знайдених біля трупа предметів; ґ) наявність слідів пальної рідини на одязі і поблизу трупа (можливе свідчення самоспалення). Ці дані відображаються в протоколі огляду місця події”.

Обратите внимание на пункт “б” этого абзаца. Ничего не напоминает? Вот и для меня это было чем-то вроде архимедовского “Эврика!” в комбинации с более прозаическим нашим “обухом по голове”. Наш человек привык ведь, что в учебниках пишут правду - в учебниках истории меньше, в учебниках арифметики больше. Загадка Владимира Боделана была успешно разрешена, по крайней мере, ей было дано вполне правдоподобное объяснение. Но это породило другую интригу. Как членкор, в список регалий которого входит и руководство институтом, и лабораторией в престижной академии, и членство в экспертном совете ВАК мог подписаться под этим? Как автор главы - тоже доктор юридических наук В.А.Коновалова - могла написать подобное? Ведь консультации с судебным медиком было бы вполне достаточно, чтобы получить исчерпывающий ответ о причинах возникновения позы “боксера”. Классический вопрос, входящий, вероятно, в экзаменационные билеты, описанный в любом учебнике по судебной медицине. Впрочем, дадим слово судмедэкспертам.

Вот что пишет об этом С.С. Самищенко в учебнике “Судебная медицина”, предназначенном, кстати, для юридических вузов: “Белки мышц при значительном термическом воздействии теряют влагу и сокращаются, поэтому мышцы конечностей и тела трупов, обнаруживаемых на пожарищах, сокращаются. Тело принимает, так называемую, позу "боксера", при которой руки и ноги наполовину согнуты (сгибательная мускулатура сильнее). Поза боксера возникает в любом случае, независимо от того живой или мертвый человек попал в зону значительно повышенной температуры или в огонь.

При наружном осмотре трупа всегда отмечают его позу в связи с тем, что при сильном обгорании она нередко напоминает характерную “позу боксера”, которая образуется в результате укорочения мышц-сгибателей и обычно не связана с прижизненным состоянием погибшего и  причиной его смерти”, - пишут корифеи судебной медицины А.П.Громов и В.Г.Науменко.

Все просто и ясно, правда? Причины возникновения характерных поз описаны и изучены судебными медиками почти столетие назад. Но ведь выпускники юридических вузов Украины судебную медицину не изучают - они учатся по учебнику академика Шепитько! По этому же учебнику составляют лекции по криминальным пожарам для ГСЧС. По этому учебнику учат следователей и экспертов-криминалистов, ругают наверное, требуя повторить дословно пункт “б” параграфа 4. “Пропонований підручник є четвертим, переробленим і доповненим виданням, яке витримало перевірку часом. Підручник підготовлено відповідно до програми курсу навчальної дисципліни «Криміналісти­ка» у юридичних вищих навчальних закладах. Матеріал підручника оновлено відповідно до сучасних вимог освіти. У виданні враховано новітні розробки криміналістичної науки та можливості використання нових криміналістичних засобів, методів та прийомів у боротьбі зі злочинністю”, - ни много, ни мало. Меня страшит вот это “применение новых криминалистических способов, методов и приемов”, а вас?


Сталкиваясь с подобным, просто теряешься - здесь не реформы нужны, а полный пересмотр всего, что с такой легкостью принималось на веру все 24 года новейшей истории Украины. Построение совершенно новой структуры экспертных учреждений государства становится настоятельной необходимостью - ведь зачастую в руках экспертов оказываются судьбы людей. А настойчивость, с которой “Группа 2 мая” с первых дней после трагедии требовала привлечения к расследованию  зарубежных специалистов, обретает прямо-таки мистический ореол провидения.

Немає коментарів:

Дописати коментар