Всі публікації цього блогу є моїми особистими думками, які я вирішив оприлюднити з тих чи інших причин.
Ні в якому разі жодна публікація не є поширенням інформації. Жодна з публікацій не є ангажованою будь-ким. Жодна з публікацій не є інспірованою моїми приватними неприязними почуттями до будь-якої особи - якщо, шановний читачу, вам здасться, що воно не так, напишіть мені про це. Я пишу тут лише те, в чому переконаний особисто. Я не претендую на істину в останній інстанції і залишаю за собою право на помилку, а також право на визнання цієї помилки, її виправлення, або впертого обстоювання.

12 жовтня 2014 р.

О независимой экспертизе

Результатом Майдана стало не только изгнание узурпатора и вора Януковича. Не только смена правил игры на внешнеполитическом пространстве. Впервые в новейшей истории Украины широкие народные массы не ограничились требованиями “дай” к власти, а потребовали принципиально иного - раздела ответственности между властью и народом. Слабая украинская власть вынудила народ взять на себя функции управления страной, путем подмены собой функций государственной машины. Везде, где власть не справлялась со своими обязанностями, возникли волонтерские организации (комитеты, комиссии, дружины и ополчения), взявшие на себя функции государства и разделившие с ним ответственность за их исполнение. Яркими примерами служат подразделения “Самообороны”, первыми возникшие для подмены ряда функций МВД, или объединения волонтерской помощи армии.


Это принципиальный момент. Страна при потере управления не развалилась, а самоорганизовалась. Причем, во многом структуры, сформированные народом, показали себя эффективнее иерархических  государственных структур.  Волею случая, мне довелось также участвовать в гражданской структуре, которая взяла на себя обязанности государственного органа - расследовать события 2 мая в Одессе. По горячим следам события одесскими журналистами и экспертами-волонтерами была сформирована общественная комиссия “Группа 2 мая”. В состав этой комиссии  вошел в качестве эксперта и я.


Необходимость в создании такой общественной комиссии возникла потому, что доверия  к правоохранителям и официальным структурам у граждан нет. Как оказалось, не случайно. Напомню, что параллельно со следственно-оперативной группой УМВД над инцидентом работали еще две официальных следственных комиссии.


13 мая 2014 року Постановлением Верховной  Рады Украины № 1264-VII была создана временная депутатская комиссия ВРУ по вопросам гибели людей в Одессе, Мариуполе и в  других городах Донецкой и Луганской областей в составе 11 депутатов Верховной Рады. В соответствии с постановлением, отчет комиссии должен был быть рассмотрен не позднее 15 июня 2014 года. Срок мандата комиссии определен постановлением в 2 месяца с момента создания. Единственным результатом работы комиссии ВР на текущий момент  является проект Постановления ВР Украины №5041 "Про звіт Тимчасової слідчої комісії Верховної Ради України з питань розслідування фактів загибелі громадян у містах Одесі, Маріуполі, а також в інших містах Донецької та Луганської областей України". 8 сентября этот проект был подан на рассмотрение Комитета по вопросам Регламента, депутатской этики и обеспечения деятельности Верховной Рады Украины и Комитета по вопросам борьбы с организованной преступностью и коррупцией. Дальнейшего развития документ не имел.


Судя по тексту проекта, депутатская комиссия не смогла получить полных и достоверных сведений и доказательств. Депутаты не смогли опросить ряд ключевых свидетелей, хотя некоторые факты, собранные комиссией, могли бы стать основой для выводов. В резюмирующей части комиссия упомянула о необходимости снятия грифа секретности с ряда документов официального следствия, в частности с выводов экспертов, данных протоколов допросов и прочих. Проект содержит ряд фактических неточностей и носит чисто описательный характер.


В настоящий момент, статус комиссии неопределенный, поскольку срок ее мандата истек. Однако, согласно информации официального портала Верховной Рады, работа комиссии не закончена. Создается впечатление, что о комиссии забыли и ее члены, и профильный Комитет ВР. Следует также упомянуть о том, что проект Постановления, представленный комиссией, связан со скандалом - член комиссии, народный депутат Украины Светлана  Фабрикант заявила в СМИ о том, что документ претерпел изменения после его подписания членами комиссии по дороге в профильный комитет ВР.


16 мая на пленарном заседании Одесского областного совета было принято решение № 1116-VI “Про суспільно-політичну ситуацію та заходи щодо недопущення ескалації радикалізму в Одеській області” о создании временной контрольной комиссии из числа 10 депутатов областного совета. 12 сентября решением областного совета деятельность этой комиссии была прекращена “в связи с отсутствием возможности осуществления контроля за ходом досудебного расследования”. Этим же решением материалы работы комиссии облсовета были переданы Временной следственной комиссии ВР Украины, о которой я писал выше. Результаты работы не оглашались и перед громадой Одессы члены комиссии не отчитывались. Председатель комиссии объяснил решение о прекращении деятельности отсутствием полномочий для контроля хода расследования, которое проводят правоохранительные органы.


Понятно, что на таком фоне общественной комиссии “Группа 2 мая” пришлось подменять собой некоторые функции властных структур, хотя и исключительно в правовом поле. То ли в силу того, что мы стараемся полностью использовать свои права, определенные 34, 40 и 64 статьями Конституции Украины, Законами Украины “Об информации” и “О доступе к публичной информации”, то ли ввиду высокого профессионализма моих коллег, а вернее всего - обеих причин в равной мере - нам удалось достичь большего. Объем собранной нами информации растет практически ежедневно и комиссия не собирается заканчивать свою деятельность, пока в деле 2 мая есть хоть какие-нибудь неясности.


Изучая материалы официального следствия, которые в скудном количестве, но все же попадали нам в руки, я пришел к неутешительному выводу, что и официальное следствие требует помощи общественных организаций. По крайней мере, в части экспертиз следственная группа УМВД имеет весьма сомнительную доказательную базу. В процессе работы над расследованием, члены нашей комиссии общаются с большими числом родственников погибших и практически у всех опрошенных есть претензии или недоверие к результатам экспертиз. Уголовное дело по обвинению 24 человек, о завершении которого 25 сентября сообщил советник министра МВД З.Шкиряк, имеет все шансы развалиться в суде не только по причине качества проведенных экспертиз, но и в силу сомнительной законности этих экспертиз в целом. О законности проведения экспертиз КП “Одесское областное бюро судебно-медицинской экспертизы” писал 6 августа журналист Думской.net Сергей Дибров. Интересным моментом является то, что действующий закон “О судебной экспертизе” позволял улучшить ситуацию с качеством проведения судебно-медицинских экспертиз в Украине, но на деле не только не изменил ничего в этой сфере, но и делегализовал бюро судмедэкспертиз по всей Украине.


Рассчитывать на то, что после выборов законодатель наведет порядок в легитимности судебных экспертиз, а исполнительная власть возьмется за вопрос развития объективности и достоверности заключений экспертов, не стоит. Слишком много горящих вопросов сейчас стоит перед властью: люстрация, война, восстановление разгромленной инфраструктуры восточных областей, перераспределение властных полномочий, налоговые реформы, реформы милиции. Я более чем уверен, что вопрос о судебных экспертизах будет отдан на откуп тем же лицам, которые успешно проваливали его на протяжении многих десятков лет и в независимой Украине, и в не к ночи помянутом СССР. Волшебное слово “профессионалы”, которое так любят употреблять ленивые, безразличные, а порой и просто необразованные люди, законсервирует ситуацию, когда критерием качества результата является стаж работы или наличие диссертации на тему “Влияние лунного света на рост телеграфных столбов”.


Совершенной дикостью является ситуация, когда свежеиспеченного выпускника отправляют в институт усовершенствования врачей, на три месяца на так называемую специализацию, где ему преподают люди, либо давно оторванные от судебно-медицинской практики, либо вообще не имевшие к ней отношения. Спустя три месяца его поздравляют званием эксперта и он начинает самостоятельно принимать решения и нести за них персональную ответственность, как сказано в законе. Конечно, существует “наставничество” - к начинающему эксперту приставляют более опытного коллегу, который его курирует, читает заключения, иногда проверяет и много ругает. Эта игра очень скоро надоедает обеим сторонам и неофит пускается в свободное плавание. Поначалу ему дают так называемые “простые случаи”, вернее сказать то, что не хочет брать его более квалифицированный наставник. В молодого коллегу вбиваются старые стереотипы, шаблоны, по которым он изо дня в день кроит и шьет свои заключения. И так до тех пор, пока стаж его работы не позволит ему самому считаться “профессионалом”. В общем, с таким стандартным совковым подходом сталкивались в начале своей карьеры все. Так ковались кадры работниками серпа и молота, так они куются и сейчас. И поменять что-то в этой кузнице невозможно. Лет 27 лет назад, на II Всесоюзном съезде судебных медиков мне довелось сидеть рядом с  еще тогда нестарым и крепким Ю.П.Шупиком. Помню его реакцию на один из докладов о “всемерном улучшении и углублении” - Юрий Платонович мотнул головой в сторону сцены и сказал: “Пока в президиуме клумба из одуванчиков, дела не будет”. Нужно закрывать саму кузницу и отправлять кузнецов на пенсию.


Я вижу выход в создании независимых экспертных учреждений на коммерческой или меценатской основе, которые могли бы стать альтернативой существующим структурам. Таких учреждений, занимающихся одним и тем же кругом вопросов, может быть и несколько в одном городе - здоровая конкуренция настоящим специалистам не повредит. Правоохранители и суды будут иметь возможность выбора учреждения и эксперта по  профессиональным качествам, а не по принципу “кому назначат”. А специалист, соответственно, будет иметь серьезный стимул улучшать свои знания реально, а не “отбытием” разного рода курсов повышения квалификации и написанием ничтожных с точки зрения информативности “отчетов на категорию”.


Никакая реформа органов правосудия не будет иметь успеха, если свои выводы служители Фемиды будут основывать на ложных или неполных доказательствах. Это такой же вопрос общественной безопасности, как и охрана порядка или неукоснительное соблюдение права гражданина на защиту. И в этом вопросе, видимо, гражданскому обществу также придется брать обязанности на себя.


Немає коментарів:

Дописати коментар